Летопись Донецка

Нужные люди для Новороссийского общества

+1
1-03-2016, 09:24
0
Нужные люди для Новороссийского общества

Своим успехом на Юге России Новороссийское общество обязано в частности и покровительством со стороны влиятельных лиц Российской империи. Смело можно утверждать, что коррупционные схемы существовали и во времена Российской империи. С помощью них руководители разных промышленных предприятий старались получить государственные заказы на свои заводы. Также они всяческим образом старались привлечь в число нужных людей и покровителей высокопоставленных чиновников различных ведомств и даже императорского двора. Не было исключением и наше Новороссийское общество каменноугольного, железного, стального и рельсового производств.

Долю в Новороссийском обществе имели очень высокопоставленные лица Российской империи

В начале 2011 года «Донецким новостям» удалось заполучить из Лондона копии некогда самых секретных документов Новороссийского общества каменноугольного, железного, стального и рельсового производств (на английском языке название акционерного общества звучит значительно короче — New Russia Company Limited). Речь идет о списке акционеров за все 100 лет с начала фактического, а потом лишь на бумаге существовавшего НРО. Учитывая важность и конфиденциальность этих бумаг, их оригиналы хранились в столице Великобритании. И только в 1970 году были сданы на хранение в Национальный архив в Лондоне.

Список акционеров написан от руки и на английском языке, но фамилии там очень и очень громкие. Из этих документов мы понимаем, что Новороссийское общество всегда находилось под пристальным вниманием высшего света Англии и русского Императорского дома.

Три года назад удалось узнать, что не только Великий князь Константин Николаевич Романов оказывал покровительство НРО, но впоследствии и царская династия была акционером нашего общества.

Нужные люди для Новороссийского общества
Великий князь Алексей Александрович

В отчетах правления НРО с 1879 года (ровно через 10 лет после его создания) среди акционеров с привилегированными акциями класса А значится фамилия сына русского царя Александра II — Великого князя Алексея Александровича Романова (2(14).01.1850-1(14).11.1908)!!!

Понятно, что и получала царская династия все причитающиеся ей дивиденды по акциям НРО вплоть до самого свержения монархии в 1917 году.

Писали мы уже и о другом крупном акционере Новороссийского общества — обер-церемониймейстере Высочайшего Двора, тайном советнике князе Павле Ливене и его наследниках, на чьих землях Джоном Юзом и был построен металлургический завод и началась разработка каменного угля. В 1869 году одним из первых акционеров НРО стал также граф Дмитрий Нессерольде, сын канцлера Российской империи при императоре Николае I, а тогда чиновник Министерства иностранных дел. Кстати, его семья владела акциями нашего акционерного общества как минимум до 1909 года. После смерти своего отца их обладателем стал его сын — Анатолий Дмитриевич (1850-1923 гг.).

Интерес для исследователей представляют личности еще двух многолетних деловых партнеров Новороссийского общества, имевших свою часть акций в капитале НРО. Среди списка акционеров того же 1879 года (возьмем то время, когда еще был жив Джон Хьюз) значится фамилия Ильи Громова (10 акций) — меньшего брата купца 2-й гильдии Санкт-Петербурга, одного из крупнейших лесопромышленников XIX века известного своей благотворительностью и вкладом в садоводство Василия Федуловича Громова. Перед этой фамилией с 20 акциями стоит имя Владимира Рожнова-Ратькова (в 1893-98 годах — петербургского городского головы). Последний был в составе акционеров до самой своей смерти в 1912 году. Затем его акции перешли в собственность сына — Якова Владимировича Рожнова-Ратькова и дочери — Ольги Владимировны Серебряковой.

Братья Бутовские — нужные чиновники для НРО

Недавно мы опубликовали доклад в Морское министерство адъютанта Его Величества Великого князя Константина Николаевича лейтенанта Семечкина от 12 мая 1871 года о подробностях выплавки первой партии чугуна на Юзовском заводе. В конце того документа есть свидетельство о том, что «козел» на первой доменной печи на заводе произошел на глазах у начальника 1-го Горного округа Анемподиста Алексеевича Носова, «находящегося ныне на заводе Юза вместе с директором департамента Торговли и мануфактур тайным советником Бутовским».

Напомним, что после такого доклада 2 июня 1871 года русским императором Александром IIбыло принято Высочайшее решение, что дела на заводе Юза обстоят неудовлетворительно и, в принципе, ранее заключенный договор с НРО мог быть расторгнут. Но, как известно, Джон Юз сумел выкрутиться из такой сложной ситуации. Быть может, это произошло и из-за того, что вышеупомянутый директор Департамента торговли и мануфактур тайный советник Бутовский стал… полноправным акционером Новороссийского общества!

В отчете правления общества за 1879 год владельцем 10 акций класса А числится Александр Бутовский. Речь идет об одном из четырех братьев — Александре Ивановиче.

Александр Иванович Бутовский (1817-1890 гг.) — известный русский экономист. Он окончил Петербургский университет. В 1834 году начал службу в Азиатском департаменте. В звании камер-юнкера долго занимал должность агента русского Министерства финансов в Лондоне. Ему принадлежит первое политико-экономическое произведение на русском языке: «Опыт о народном богатстве или о началах политической экономии» в 3-х томах (СПб.,1847 г.). Эта книга сделала его имя известным в финансовых и промышленных кругах. Когда на очередь поставлен был вопрос об освобождении крестьян, Бутовский в статье «Общинное владение и собственность» (в «Русском Вестнике» 1858 г., №13) выступил противником общины и предостерегал от возведения ее в степень обязательной формы поземельного устройства. Ему принадлежат еще такие труды: «О государственной отчетности во Франции» (М., 1858 г.); «О средствах улучшения пеньковой промышленности во всех ее отраслях» (СПб., 1842 г.); «Начертание правил конопатной промышленности во всех ее отраслях» (СПб., 1842 г.); в «Обзоре Парижской всемирной выставки 1867 г., изд. по распоряжению департамента мануфактур и торговли», Бутовский составил 10-й выпуск: «О шелках и шелковых тканях» (СПб., 1868 г.).
Этот чиновник как раз и был директором Департамента мануфактур и торговли при министерстве финансов и весной 1871 года посещал завод Юза на Юге России. Может быть, он после обещаний Джона Юза ввести его в состав акционеров НРО был одним из целого ряда влиятельных чиновников, которые замолвили словечко в Санкт-Петербурге о том, чтобы не расторгать договор, подписанный между Новороссийским обществом и русским правительством в 1869 году.

Дослужился он до чина действительного тайного советника. Был сенатором (с 1884 года). Похоронен в Сергиевой пустыни под Петербургом. «По привычкам и по внешности он был человек большого размаха и утонченной культуры, — вспоминал позже его троюродный племянник. — Он говорил по-французски, как француз, и был очень чуток ко всему вульгарному, пошлому и мелочному». Женат он был на Юлии Александровне, урожденной княжне Шаховской (1831-1895 гг.), и был отцом четырех дочерей. Две из них умерли в младенчестве, одна, Мария, дожила до 24 лет, а другая, Анна, вышла замуж за графа Г.Г. Толстого.
Кстати, владелицей акций Новороссийского общества после смерти мужа стала его супруга. Этот факт документально зафиксировал отчет движения акционеров правления общества в главный офис в Лондоне за 1899 год. В этом документе записана мадам Юлия Александровна Бутовская, которая в июне 1898 года продала НРО свою долю в 1 тыс. акций (это уже произошло после эмиссии ценных бумаг). Интересен ее адрес проживания, записанный в списке акционеров — Набережная, 48.

Там с располагался Николаевский сиротский институт. В институте содержались 480 сирот и полусирот 6-12 лет — дочерей «недостаточных» младших офицеров, чиновников военной и гражданской служб, а также дочерей лиц, имевших ученые степени, умерших на действительной службе, не выслужив положенных пенсией лет. Сирот принимали на бесплатные вакансии, обходившиеся казне в 300 рублей в год, а полусирот — по баллотировке. Его воспитанницы получали профессию педагога. А в 1903 году здесь было образовано первое в России педагогическое учреждение — Императорский женский педагогический институт. Может быть, дивиденды, полученные от акций Новороссийского общества, пошли на благотворительные цели? Кто его знает! Однако, по сведениям питерских краеведов, при жизни Александр Бутовский проживал в Санкт-Петербурге по Загородному проспекту, в принадлежащем Технологическому институту (нынешней улице Рылеева) в доме №9, квартире №2 на втором этаже (это были 13 комнат, кухня, две комнаты для прислуги стоимостью 3200 рублей в год).

На этом, казалось бы, можно было и завершить рассказ об одном из влиятельных чиновников-акционеров Новороссийского общества. Однако здесь есть еще один интересный момент.

Дело в том, что на всех официальных бланках Новороссийского общества в первые годы ХХ века было напечатано, что оно получило Гран-при на Всемирной промышленной выставке в Париже в 1900 году. Мы также знаем, что несколько ранее на Всероссийской промышленной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 году это акционерное общество было удостоено там высшей награды — права клеймить свою продукцию Государственным гербом Российской империи (этакий знак качества). Но это не была первая награда НРО, в 1882 году на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Москве оно было удостоено золотой медали. И вот здесь снова возвращаемся к семье Бутовского.

У Александра Ивановича был второй брат (из четырех) — действительный статский советник Виктор Иванович Бутовский (1815-1881 гг.). Он в детстве воспитывался в частном пансионе Курнанда, закончил историко-филологический факультет Петербургского университета. Некоторое время служил в Семеновском полку, затем в канцелярии Морского министра А.С. Меншикова, позже — в канцелярии Главноуправляющего путями сообщений К.В. Чевкина. Имел придворное звание егермейстера Двора Его Императорского Величества. Был директором Строгановского училища технического рисования в Москве (1861-1881 гг.). По воспоминаниям родных, был милым, обходительным человеком. Имел трех дочерей, из которых одна — Александра Викторовна (1846-1914 гг.) — вышла замуж за известного общественного деятеля Е.В. Богдановича.

Владимир Иванович был членом Московского отделения Совета торговли и мануфактур, а в последние годы жизни стал председателем комитета по сооружению зданий предстоящей в Москве в 1882 году Всероссийской художественно-промышленной выставки. Не исключена возможность, что старший брат его, акционер НРО, мог и как-то заранее договориться со своим меньшим братом о награде для Новороссийского общества. Но так ли это было и нет, сегодня уже, наверное, не узнать. Поэтому это предположение еще требует своего документального доказательства.

Голос графа Витте

А мы продолжим изучать список акционеров Новороссийского общества в поисках фамилий влиятельных правительственных чиновников. И в отчете за 1899 год обнаруживается фамилия владельца 4 тыс. акций жителя Санкт-Петербурга Александра Гурьева. Его адрес проживания указан как улица Б. Морская, 65,до революции 1917 года — одной из главных фешенебельных улиц Санкт-Петербурга.

Нужные люди для Новороссийского общества
Сергей Юльевич Витте

Этот человеком был также очень высокопоставленным чиновником — личным секретарем знаменитого министра финансов Российской Империи, а затем и главы русского правительства Сергея Юльевича Витте (1849-1915 гг.). Звали его Александром Николаевичем Гурьевым. Сын учителя (автора «Русской грамматики») стал также известным экономистом в государстве. Вот какие сведения об этом акционере Новороссийского общества записаны в так же знаменитом Энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона: родился в 1864 году. По окончании курса на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета был оставлен при университете для подготовки к кафедре финансового права. В 1891 году выдержал экзамен на степень магистра финансового права. В 1889 году поступил на службу в Министерство финансов, где в течение 10 лет управления ведомством С. Ю. Витте был одним из ближайших его сотрудников, занимая должность сначала ученого секретаря, а затем и члена ученого комитета. По выходе в отставку (1903 г.) всецело занялся журнальной деятельностью, в которой принимал участие и ранее, сотрудничая во многих газетах («Новое Время», «Санкт-Петербургские ведомости», «Слово» и др.). Известны такие его печатные работы: «К реформе государственного банка» (1893 г.); «Питейная монополия» (1893 г.); «К реформе крестьянского банка» (1894 г.); «К реформе законодательства о привилегиях на изобретения» (1894 г.); «Реформа денежного обращения» (1896 г.); «Материалы для библиографии русской экономической литературы по денежному вопросу» (1896 г.); «Промышленные синдикаты» (1898-99 гг.); «О промышленных банках» (1900 г.); «Денежное обращение в России в XIX столетии»; «Развитие русского государственного долга в XIX столетии» (1903 г.); «Кредитные учреждения в России в XIX ст.» (1903 г.) и др.

Александр Гурьев был активным популяризатором экономической политики графа Витте. Этого чиновника еще называли пером министра. Один из критиков Витте профессор Санкт-Петербургского университета А. Ю. Финн-Енотаевский (1872-1931 гг.) прямо указывал: «Лекции писал А. Гурьев, а роль гр. Витте сводилась к тому, что он читал по ним». Мы не знаем сегодня, за какие такие определенные услуги сделало своим акционером Новороссийское общество человека. Быть может, со временем кому-либо из историков или краеведов удастся докопаться до этой информации. Однако известен другой факт из биографии этого экономиста и публициста.

Некоим образом Александр Гурьев в 1907 году помог предотвратить покушение революционеров на своего бывшего босса, тогда уже председателя русского правительства Сергея Витте. Вот что предшественник убитого 14 сентября 1911 года в Киеве анархистом Дмитрием Багровым премьер-министра Петра Столыпина сам написал в своих воспоминаниях по тому случаю:

«29 января мне жена предложила ехать вечером в театр; мне не хотелось, и я не поехал вечером, а ожидал доктора по горловым болезням. Часов в 9 вечера пришел ко мне бывший мой сотрудник, когда я был министром финансов, Гурьев, довольно известный публицист, который помогал мне составить одну работу, касающуюся дел Дальнего Востока… Он меня просил не прерывать начатую им работу и мне сказал, что он просит меня позволить удалиться с документами в другую комнату, чтобы он мог заняться, покуда я буду возиться с доктором. Я согласился на это и сказал моему камердинеру, чтобы он отвел Гурьева в верхний этаж моего дома, а именно в гостиную моей дочери. Когда моя дочь вышла замуж за Нарышкина, то гостиная ее и спальня не были обитаемы, и поэтому эти комнаты мало или почти не топились… Вследствие этого мой камердинер пошел и сказал истопнику, чтобы тот пришел и затопил печку. Не успел доктор окончить осмотра, как пришел ко мне сверху камердинер, очень встревоженный, и говорит, что Гурьев очень просит меня немедленно прийти наверх по очень важному делу. Когда я пришел наверх, то увидел во вьюшке печки четырехугольный маленький ящик; к этому ящику была привязана очень длинная бечевка. Я спросил Гурьева, что это значит. На что истопник мне ответил, что когда он отворил вьюшку, то заметил конец веревки и начал тащить и, вытащив веревку арш. 30, увидел, что там есть ящик. Тогда они за мной послали. Я взял этот ящик и положил на пол… Так как я несколько раз был предупреждаем, что на меня хотят сделать покушение, то мне пришла в голову мысль, не есть ли это адская машина. Поэтому я сказал Гурьеву и людям, чтобы они не смели трогать ящик, а сам по телефону дал знать охранному отделению. В то время охранным отделением города Петербурга заведовал полковник Герасимов… Немедленно приехали из охранного отделения сначала ротмистр Комиссаров, в то время он заведовал самым секретным отделением в охранном отделении; за ним приехал Герасимов, потом судебный следователь, товарищ прокурора, затем директор департамента полиции, и наехала целая масса полицейских и судебных властей. Ящик этот ротмистр Комиссаров вынес сам в сад и раскупорил его. Когда он раскупорил, то оказалось, что в этом ящике находится адская машина, действующая посредством часового механизма. Часы поставлены ровно на 9 часов, между тем было уже около 11 часов вечера. Тогда, когда он вскрыл ящик и разъединил вспышку, а вспышка должна была произойти посредством серной кислоты, то принес ее в дом и положил на стол около моего кабинета в моей библиотеке. Все начали осматривать эту машину; затем составлять всевозможные протоколы».

Правда, тогда русские газеты обвинили Витте в инсценировке покушения на себя, хотя проведенная впоследствии экспертиза специалистов артиллерийского управления подтвердила, что при взрыве обнаруженных снарядов был бы разрушен весь дом главы русского правительства. Тогда графа Витте спасли просто некоторые технические недоработки при создании этой адской машины.

Узнав фамилии таких высокопоставленных русских чиновников среди акционеров Новороссийского общества, можно себе только представить, какими связями обладало руководство НРО в самых высших властных эшелонах Российской Империи. Многие интересные даже простым людям финансовые тайны, наверняка, помогли бы еще раскрыть пояснения к бухгалтерским счетам завода НРО в Юзовке (там бухгалтеры с точностью до копейки записывали все непредвиденные расходы, в т.ч. и на подарки различным лицам), но, увы… в нашем областном архиве таких документов сохранилось очень мало, и они лишь представлены последним перед Октябрьской революцией 1917 года временем.

© infodon.org.ua

Связаться с администрацией: reklama@doneck-news.com

Copyright © 2014 - 2018 ТОП новости Донецка Все права защищены.

Копирование и использование информации с сайта ТОП новости Донецка разрешается при условии прямой, открытой для поисковых систем гиперссылки на оригинал (doneck-news.com).

    Яндекс.Метрика
Регистрация